Чего действительно хочет Иран: Внешняя политика Ирана в период Роухани

Print печать    

Автор: доктор Мохаммад Джавад Зариф, министр иностранных дел Исламской Республики Иран. Журнал "FOREIGN AFFAIRS", номер за май-июнь 2014 г. Внешняя политика, считающаяся всеми народами и государствами важной частью жизни, поведения и государственного управления, в последние годы параллельно с усложнением межгосударственных отношений приобрела еще большее значение. Неизбежное увеличение числа международных игроков, к которым относятся и многосторонние организации, и негосударственные игроки, и даже отдельные личности, еще больше усложнило политическую жизнь. В то же время, продолжающийся процесс глобализации, как бы он ни был представлен или описан, и как бы его ни превозносили или ни осуждали, уже оказал свое неизбежное влияние на внешнюю политику государств: как больших, так и малых, развитых или развивающихся. Исламская Республика Иран сталкивается с этими вызовами с момента своего основания в результате свершения народной революции в 1979 году. В послереволюционный период внешняя политика Ирана основывалась на излюбленных чаяниях и целях, зафиксированных в конституции страны и включавших в себя защиту независимости, территориальной целостности, национальной безопасности Ирана и достижение устойчивого и долгосрочного национального развития. За пределами своих границ Иран выступает за укрепление своего регионального и мирового статуса, реализацию своих чаяний, в том числе, исламской демократии, расширение двухсторонних и многосторонних отношений, в частности, со своими мусульманскими соседями и неприсоединившимися странами, уменьшение напряженности и управление разногласиями, существующими в отношениях с другими государствами, установление мира и безопасности на обоих уровнях: региональном и международном путем осуществления позитивных действий, поощрения и достижения международного взаимопонимания посредством диалога и культурного взаимодействия. Иран в многостороннем мире С начала 90-х годов со времени окончания холодной войны и двуполярного мира мировая система подвергается коренному структурному изменению. Однако пришедшая на смену новая система также еще не проявила себя. Так же, как в другие переходные периоды в прошлом, сегодняшнее переходное состояние, запутанность и ненадежность в международных делах в настоящее время представляют собой большую опасность и являются серьезным вызовом. Сложность прошедших переходных периодов обычно была обусловлена военным соперничеством и даже возникновением открытых войн между главными державами того времени. Нынешнее соперничество является не менее сильным, но все же по ряду причин, таким как резкое изменение международной атмосферы, изменение внутреннего содержания держав, а также разнообразие и многочисленность государственных и негосударственных игроков, в наши дни это соперничество приняло, в основном, невоенную форму. Понятие «держава», которое традиционно соизмерялось с военной мощью, значительно трансформировалось. Возникли новые формы влияния: экономические, технологические и культурные. Одновременно, трансформация на понятийном уровне вывела сцену культурные, нормативные и смысловые компоненты державы, что привело к доступности источников мощи для большего количества игроков. Помимо постепенного вызревания системы многостороннего мира в период после второй мировой войны, возросло значение нормативности и международного консенсуса. Несмотря на подобные коренные изменения в структуре мироустройства, выжившие и сумевшие воспользоваться предыдущей системой все же попытались сохранить руины прошлого. Возникновение апокалиптических теорий в Соединенных Штатах в конце 80-х - начале 90-х годов, ожидание «конца истории» или «столкновения цивилизаций» стало незамедлительной реакцией на вакуум, связанный с «отсутствием врага», который возник вследствие окончания холодной войны и выхода мусульман на мировую арену. Посредством дальнейших исламофобских усилий, которые порой выдвигались в качестве официальной государственной политики и организованно осуществлялись в виде различных способов и форм, некоторые на Западе попытались индуцировать представление об исламском мире в качестве нового идеологического врага на глобальном уровне. Однако сегодня мир движется по маршруту взаимной сплоченности, а не в сторону отдаления и центробежности. В отличие от ситуации в прошлом, односторонние политические курсы, которым следовали некоторыми бывшие победители или новые державы, закончились возникновением тупиковой ситуации и параличом. Сегодня большинство государств и народов, независимо от обширности их территории, силы, влияния или других особенностей, пришли к осознанию того, что изоляционизм, будет ли он добровольным или навязанным, не может считаться преимуществом. Главными характеристиками нынешнего периода стали коллективные действия и сотрудничество. Политика многосторонности в значении коллективного поиска общих путей для разрешения общих проблем доказала свою оптимальность и практическую эффективность как на региональном, так и на мировом уровне. Даже ведущие мировые державы, хотя и неохотно, но также осознали, что они, как и все остальные, не могут отстаивать свои интересы или достигать своих особых целей в односторонней форме. Постепенный, но постоянно нарастающий процесс формирования коалиций на обоих уровнях: региональном и мировом свидетельствует о неизбежности коллективных действий, как для достижения краткосрочных целей, так и для приложения более фундаментальных усилий. Постепенно возникшее добровольное сотрудничество в качестве новой рабочей модели взаимодействия государств, превратилось в альтернативу модели противостояния, безоговорочной капитуляции или постоянного соперничества, которая, превалируя некоторое время в прошлом, в настоящее время утратила свою силу. На сегодняшний день идея ведения или навязывания игры с общим нулевым счетом потеряла свой блеск, и это можно считать неизбежным результатом глобализации и последующего появления коллективных действий и позитивных подходов к сотрудничеству. Вместе с тем, некоторые игроки все еще привязаны к прошлым традициям и отстаивают свои интересы, основываясь на привычке наносить вред другим. Настаивание некоторых крупных держав на играх с нулевым счетом или с результатом «выигрыш – проигрыш» обычно оборачивается поражением для всех задействованных игроков. Жесткие вызовы, которым Соединенные Штаты, несмотря на их военное доминирование, подвергаются в современном мире, являются ярким примером этого факта. Практическое состояние дел в различных точках мира, в которых напрямую задействованы США, в частности, на Большом Ближнем Востоке, находящемся в непосредственном соседстве с Ираном, говорит о явном, хотя и незначительном повороте Вашингтона в сторону создания коалиции с другими мировыми державами и даже с региональными игроками. Китай, Индия и Россия, стремящиеся консолидироваться ради достижения более высокой мировой позиции, вовлечены в сильное и принципиальное соперничество с западным блоком. Вместе с тем, сегодня и крупные, и формирующиеся державы в одинаковой степени не имеют желания использовать военные инструменты для урегулирования соперничества, разногласий или даже конфликтов. Это приводит к постепенному появлению подхода, связанного с пересмотром взглядов на внешнюю политику. Сегодня государства и народы, невзирая на их нынешнее состояние или силу, стремятся укреплять свое положение и претворять в жизнь свои цели путем тщательно сбалансированного сочетания сотрудничества и конкуренции. Прошлое смертоносное соперничество, являвшееся производным от жесткой силы и жесткой мощи, постепенно уступило свое место культурным, нормативным и понятийным формам. Неуверенность, обусловленная нынешним переходным периодом в международных нормах и поведении, также сопровождается негативными последствиями. Если государства ошибутся в оценке своей силы или в осознании своих возможностей и намерений других, это может весьма дорого обойтись для всего соприкасающегося с ними окружения. Естественный риск, связанный с подобным положением дел в нынешних условиях, требует, чтобы власти опирались на более объективный анализ и проводили тщательную оценку своего состояния и возможностей, а также намерений и вероятного поведения других. Все государства могут использовать этот переходный этап для укрепления своих позиций и достижения своих интересов. Власти должны провести реалистичную оценку своих относительных преимуществ и уязвимости и, что еще более важно, составить четкий набор своих целей и программ. В течение нескольких последних десятилетий, особенно, после окончания холодной войны государства, которые проводили расчетливую и точную политику, добились самого большого успеха в повышении своего регионального и мирового статуса. Те же, которые были лишены понимания мировой атмосферы и проводили политику, основанную на неверных расчетах и суждениях, либо потеряли свое прежнее положение, либо были подвергнуты маргинализации. Реализация потенциала Ирана В этот напряженный переходный период Иран в качестве крепкой региональной державы занимает особое положение в мировой политике. Обладая обширной территорией и исключительным географическим расположением на маршруте транзитной линии Восток – Запад, Иран с давних времен по сегодняшний день всегда занимал господствующее положение в своем регионе и за его пределами. Несмотря на сохранность цивилизации и культурного наследия Ирана, его политическая и экономическая судьба варьировалась от периода к периоду, что было обусловлено, в том числе, ситуацией с правлением внутри страны и его отношениями с внешним миром. Победа всеобщей народной и антишахской революции 1979 года, сочетавшей в себе республиканские и исламские особенности, привела к созданию в стране нового революционного строя. Последствия и итоги этого были весьма сильны и глубоки. Революция оказала глубокое влияние не только на отношения с непосредственными соседями страны, но и на ее отношения со всем Большим Ближним Востоком и остальным миром. Любой объективный анализ привилегированных особенностей Ирана, отличающих его от окружающего турбулентного региона, демонстрирует высокий потенциал этой страны, способной играть выдающуюся региональную и мировую роль. Исламская Республика Иран может активно способствовать созданию регионального мира, безопасности и стабильности и играть выдающуюся роль в международных отношениях на текущем переходном этапе. Благодаря возрастающему значению нормативных и смысловых факторов в мировой политике, многотысячелетнее наследие иранского общества и культуры и значительное наследие исламской революции, в частности, модель автохтонного и совместного с народом правления, поставили Исламскую Республику Иран в привилегированное положение. Иран может использовать эти сильные моменты для того, чтобы помочь реализовать глубокие национальные чаяния иранского народа, заключающиеся, в том числе, в достижении мощного и долгосрочного регионального прогресса, пропорционального прирожденному потенциалу и естественному месту этой страны. Иран также обладает рядом исторических особенностей, которые могут быть охарактеризованы как источники исключительных возможностей, большинство из которых не были полностью, или должным образом использованы в прошлом. К примеру, Иран сохранил независимость от иностранных держав и на практике соблюдает политику реального неприсоединения, что дает стране особую свободу действий в рамках сегодняшнего меняющегося миропорядка. Иран также может использовать свои политические традиции. Иран успешно испытал модель автохтонного демократического правления, основанного на развитии и становлении уникальной для современного мира религиозной демократии. Иран является обладателем непревзойденной культурной идентичности, представляющей собой динамичное сочетание иранской и исламской культуры, и может воспользоваться этим для продвижения своей миссии и послания ко всему исламскому миру. Являясь давним сообществом разнообразных национальных, религиозных и языковых меньшинств, Иран предлагает свою модель всеобщей политической вовлеченности. Иран смог добиться этих успехов, находясь в рамках жизненно важного в геостратегическом отношении региона, который был свидетелем долгой истории основного соперничества, разного рода вмешательств и длительных военных столкновений. Наконец, Иран продемонстрировал также и свои мощные понятийные возможности и способность донести свой голос до всего мира через такие инициативы, как проект президента Мохаммада Хатами «Диалог цивилизаций» и последнее предложение президента Хасана Роухани, известное как «Мир против насилия и экстремизма», которое в декабре прошлого года было принято в виде резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. Искусство управления государством в новом мире является вызовом для всех стран, независимо от их территории, населения, формы правления, географического положения, уровня развития или отношений с внешним миром. Иран с давних времен и по сегодняшний день, несмотря на некоторые перерывы, всегда оставался организованным государством. Соседствуя на суше с семью государствами и имея доступ к еще одиннадцати странам через Каспийское море и Персидский залив, которые являются двумя акваториями, имеющими важное значение для прибрежных и многих иностранных государств, Иран на протяжении всей своей истории, в периоды мира и войны, всегда имел обширные связи с многочисленными соседями и прочими державами-оппонентами и накопил многослойную и богатую коллективную память и целую сокровищницу опыта. Поэтому в области национальной безопасности и внешних отношений Иран неизбежно сталкивается с многочисленными темами и вопросами. Иран расположен в регионе, который принципиально чреват кризисами. Ситуация с оккупацией Палестины, начавшаяся несколько десятилетий назад и продолжающаяся до сих пор, и столкновения, происходящие в этом регионе, сопровождаются разрушительными последствиями для благополучия и развития всего Ближнего Востока. Хронический хаос, отсутствие стабильности и продолжающееся насилие в этом регионе в последние годы усугубились благодаря ряду длительных иностранных военных вмешательств, а именно, событиям в Афганистане и Ираке. Политические потрясения, происходившие в арабском мире с начала 2011 года, и последовавшие за ними общие кровопролитные ситуации, которые на первоначальном этапе некоторые называли «арабской весной», а другие – «исламским пробуждением», добавили этому региону еще один элемент нестабильности. Представляется, что этот процесс продлится еще некоторое время, хотя его маршрут является крайне ненадежным. С учетом общей картины региона и динамики текущих действий и противодействий, наблюдающейся в отношениях между местными и внешними игроками, а конкретнее – с Соединенными Штатами, Ирану сегодня предстоит сразиться с рядом главных вызовов в своих внешних отношениях. Нет нужды пояснять, что длинная тень продолжающейся несколько десятилетий напряженности между Ираном и США, ставшая еще гуще, благодаря трудному ядерному вопросу, еще более осложнила отношения Ирана с некоторыми его соседями. Одновременно с этим, в последнее время в таких странах, как Афганистан, Ирак, Ливан и Сирия значительно активизировалась деятельность не относящихся к власти экстремистских и насильственных игроков, обладающих конкретной репутацией с явной и очевидной антииранской и антишиитской направленностью. Скоординированное движение, запустившее поток исламофобии, иранофобии и шиитофобии и представившее Иран в качестве угрозы для регионального мира и безопасности, поддерживает антииранскую риторику, подрывает репутацию Ирана и ослабляет его позиции в регионе, вооружает региональных соперников Ирана, активно поддерживает антииранские силы, включая Талибан и другие экстремистские группировки, и раздувает разногласия между Ираном и его соседями. Умеренность и надежда В условиях подобной международной атмосферы в июне месяце 2013 года Роухани одержал решительную победу на высоко конкурентных президентских выборах в Иране. В первом туре, соревнуясь с пятью конкурентами-консерваторами, он набрал 51 процент всех голосов, опущенных в избирательные урны. Его политическая платформа, опирающаяся на лозунг «умеренность и надежда», стала важным поворотным пунктом в иранской политике. Тот факт, что в выборах приняло участие 73 процента электората, свидетельствует о том, что народ и политические круги Ирана преодолели разногласия, оставшиеся после выборов 2009 года. Прагматичная позиция Роухани в отношении внешних и внутренних вопросов обнадежила иранских избирателей. Предвыборные лозунги Роухани отличались от платформ его соперников несколькими ключевыми моментами: ясным анализом текущего положения Ирана, четкими и недвусмысленными разъяснениями относительно главных вызовов, стоящих перед обществом и властью, и честным и прямым подходом к проблемам и возможным путям решения. Таким способом Роухани удалось в последние дни предвыборной борьбы мобилизовать недовольные слои населения страны в рамках серьезной заинтересованности в выборах и, в конечном счете, привлечь их к участию в национальном голосовании. Внешнеполитическая платформа Роухани основывалась на принципиальной, твердой и мудрой критике управления международными отношениями, которое последние восемь лет осуществлялось прежним правительством. Роухани пообещал излечить сложившуюся неприемлемую ситуацию посредством коренного реформирования внешней политики страны. Предложенные им изменения были свидетельством реалистичного понимания современной международной системы и текущих внешних вызовов, стоящих перед Исламской Республикой, а также того, что необходимо сделать, чтобы вернуть отношения Ирана с внешним миром в нормативное русло. Кроме того, Роухани высказался в пользу ведения умеренного диалога. Такой подход предполагает, что, наряду с уделением внимания защите национальной безопасности, повышение статуса страны и достижение долгосрочного всеобъемлющего прогресса уведет Иран от противостояния и направит его в сторону диалога, конструктивного взаимодействия и взаимопонимания. Умеренность является подходом, основанном на реализме, уверенности в себе, реалистичных чаяниях и конструктивном взаимодействии. Понимание сущности, структуры, механизмов и динамики развития державы в международной системе, а также потенциальных возможностей и ограничений, существующих для ее органов, является реалистичной потребностью. Умеренность взглядов Роухани сочетает в себе глубокую веру в излюбленные чаяния Исламской Революции и объективную оценку фактических возможностей, способностей, а также ограничений Ирана. Подобные взгляды требуют намеренного избегания оскорбительных и унижающих достоинство действий или самовозвеличивания. Эти взгляды также стимулируют уверенность, основанную на осознании материальных и духовных интересов Ирана, в том числе, на коллективной мудрости его граждан. Эти взгляды придают большое значение диалогу, открытости и честности в отношениях с людьми и являются гарантом готовности к реформированию и улучшению существующей политики. Подход Роухани требует тонких усилий, направленных на достижение равновесия между национальными, региональными и международными потребностями, с одной стороны, и существующими возможностями, инструментами и политическими курсами – с другой; между последовательностью и гибкостью во внешней политике, целями и возможностями, различными средствами и инструментами, имеющимися в распоряжении державы, существующей в постоянно изменяющемся мире. Наконец, обязательства, взятые на себя Роухани, заключаются в конструктивном взаимодействии, требующем диалога и реагирования на действия других стран на основе равенства статусов, взаимного уважения и служения общим интересам. Этот подход требует того, чтобы другие задействованные стороны также прилагали серьезные усилия для уменьшения напряженности, создания доверия и достижения разрядки. Предстоящий маршрут На основании вышеизложенных понятийных рамок внешняя политика Исламской Республики при нынешнем правительстве будет направлена на достижение понимания и консенсуса на национальном уровне и конструктивного взаимодействия и эффективного сотрудничества с внешним миром. Направлять политику Ирана будут принципы достоинства, мудрости и целесообразности. Целью этой общей стратегии станет защита и укрепление национальной безопасности Ирана, нейтрализация или устранение внешних угроз, борьба с исламо- и иранофобией, повышение статуса страны и достижение всеобъемлющего прогресса. На основании того факта, что Министерство иностранных дел в тесном сотрудничестве с другими властными структурами в качестве центрального органа осуществляет планирование и реализацию внешней политики, Исламская Республика в своем движении вперед будет следовать нескольким ключевым целям. Прежде всего, Иран будет расширять и углублять свои двухсторонние и многосторонние отношения посредством значимого взаимодействия с широким спектром государств и организаций, включая международные экономические структуры. Политика многосторонности будет играть ключевую роль во внешних отношениях Ирана, что потребует активной помощи глобальному нормотворчеству и стабильного участия в коалиции государств-единомышленников с целью создания мира и стабильности. Вторым приоритетом станет защита личных и коллективных прав иранских граждан, где бы они ни находились, продвижение и укрепление ирано-исламской культуры, персидского языка, исламских ценностей и исламской демократии в качестве способа управления. В-третьих, Иран будет продолжать поддержку угнетенных людей во всем мире, особенно, в Палестине, а также свою принципиальную оппозицию в отношении сионистских посягательств на исламский мир. В свете сегодняшних актуальных вызовов Иран также направит внимание на ряд неотложных целей. Первостепенным приоритетом является нейтрализация и, в конечном счете, уничтожение международного антииранского движения, вызванного к жизни Израилем и его американскими покровителями, целью которых выведение иранского вопроса в «плоскость безопасности», то есть делегитимизация Исламской Республики путем представления образа Ирана в качестве угрозы мировой системе. Основным инструментом и средством этого движения является создание кризиса вокруг мирной ядерной программы Ирана. Кризиса, который, с точки зрения Ирана, является от начала до конца сфабрикованным и потому способным вернуться. Именно по этой причине Роухани предпринял незамедлительные меры для преодоления тупика и вхождения в переговоры с группой 5+1 (Китай, Франция, Россия, Великобритания, США и Германия) с целью нахождения общих областей и достижения договоренности, которая гарантировала бы нераспространение, защищала научные достижения Ирана, демонстрировала уважение к неотъемлемым правам Ирана на основе ДНЯО и положила конец несправедливым санкциям, навязанным иностранными державами. Иран не заинтересован в ядерном оружии и убежден, что такое оружие не приведет к укреплению его безопасности. Иран не имеет в своем распоряжении необходимых гипотетических возможностей для вхождения в сферу ядерного сдерживания, направленную против его противников, как напрямую, так и через посредников. Помимо того, иранская власть убеждена, что даже мысль о том, что Иран стремится к ядерному оружию, наносит вред безопасности страны и ее роли в регионе, поскольку усилия Ирана, направленные на достижение стратегического превосходства в Персидском заливе, неизбежно приведут к стимулированию ответных действий, которые ослабят обычное военное превосходство Ирана в этом регионе. Исходя из этого, текущие переговоры по ядерной тематике не имеют на своем пути непреодолимых препятствий. Необходимым требованием для достижения успеха является исключительно политическая воля и добрые намерения переговорщиков, направленные на достижение договоренности и цели, определенной в «Совместном плане действий», принятом в Женеве в ноябре прошлого года, в котором говорится: «Цель данных переговоров состоит в достижении взаимно согласованного долгосрочного всеобъемлющего решения, которое обеспечило бы исключительно мирный характер иранской ядерной программы». Неожиданно быстрый прогресс в первой стадии переговорного процесса является позитивным знаком для скорого разрешения этого ненужного кризиса и открытия новых дипломатических горизонтов. Иран также будет прилагать усилия для ликвидации внешних угроз путем урегулирования отложенных вопросов с остальным миром, в особенности со своими непосредственными соседями. Главной основой региональной политики Ирана станет создание обстановки доверия и сотрудничества. По той же причине в прошлом году Иран выступил с предложением о создании мер по безопасности и сотрудничеству в регионе Персидского залива. Иран в качестве ответственного регионального игрока будет активно участвовать борьбе с экстремизмом, насилием и угрозой насилия путем двухстороннего, регионального и многостороннего сотрудничества со странами региона и нерегиональными государствами. Кроме того, Иран будет мудро управлять своими отношениями с США путем ограничения имеющихся разногласий и предотвращения возникновения еще большей ненужной напряженности, и таким образом постепенно уменьшит напряженность. Иран будет также взаимодействовать с европейскими государствами и прочими западными странами с целью возрождения прошлых связей и еще большего развития отношений. Этот процесс нормализации должен опираться на принципы уважения и взаимных интересов и затрагивать темы, представляющие законный интерес для сторон. Иран также будет усиливать и развивать свои дружественные связи с другими важными державами, такими как Китай, Индия и Россия. Поскольку Иран до 2015 года будет осуществлять руководство Движением неприсоединения, он протянет руку вновь образованным развивающимся государствам мира и приложит усилия к тому, чтобы ответственно мобилизовать их огромный потенциал для оказания помощи делу мира и процветания во всем мире. Иранский народ своим колоссальным участием в прошлогодних президентских выборах и решительным голосованием в пользу конструктивного взаимодействия предоставил новому правительству Ирана и всему миру исключительный шанс для того, чтобы прочертить иной и гораздо более обнадеживающий маршрут для наших двухсторонних и многосторонних отношений. Исламская Республика Иран имеет серьезные намерения с уважением отнестись к выбору своих граждан, что, без сомнения, окажет большое влияние на международные дела. Для того, чтобы эти усилия Ирана стали успешными, надо, чтобы другие государства приняли факт выдающейся роли Ирана на Ближнем Востоке и за его пределами, признали и отнеслись с уважением к национальным правам и законным интересам Ирана в вопросах безопасности. Кроме того, очень важно, чтобы другие государства тщательно и серьезно отнеслись к чувствительным моментам иранского народа, особенно, к тем, которые связаны с его национальным достоинством, независимостью и достижениями. Западным людям, особенно американцам, нужно реформировать свое понимание Ирана и Ближнего Востока и придти к лучшему осознанию ситуации в регионе для того, чтобы избежать прошлых аналитических и практических ошибок. Необходимо при помощи смелого управления использовать этот исторический шанс, который, возможно, не представится вторично. Этот шанс нельзя упустить. http://www.foreignaffairs.com/articles/141209/mohammad-javad-zarif/what-iran-really-wants Отдел публичной дипломатии и прессы Посольства Исламской Республики Иран в Москве